Когда дагестан входил в россии


Присоединение Дагестана к России

22 ноября 1803 г. русские войска вступили в Ганджинское ханство. Правящие круги Ирана использовали это как повод для объявления войны России. 23 мая 1804 г. везир Ирана предъявил ультиматум князю Цицианову с требованием вывести русские войска «из ханств Азербайджана». При этом правящие круги Ирана, а вслед за ними и реакционные круги западноевропейских держав обвиняли Россию в развязывании войны, хотя задолго до этого Иран при поддержке Англии деятельно готовил агрессию на Кавказ. Конечно, русско-персидская война была захватнической для обеих сторон, но Россия в этой войне объективно играла прогрессивную роль, способствуя подъему освободительного движения азербайджанского, армянского и других народов Закавказья против шахской Персии.

Русско-персидская война началась летом 1804 г. когда шахские войска вторглись в Северный Азербайджан. Возлагая большие надежды на поддержку народов Кавказа, шах разослал феодальным владетелям Азербайджана и Дагестана призывы выступить объединенными силами против России, за что обещал «каждому лезгину по 100 рублей серебром». С аналогичными призывами к горцам Дагестана обратились и правящие круги Турции, обещая «каждому по курушу в день». Подрывную деятельность на Кавказе вели и англо-французские эмиссары. Однако настойчивые призывы зарубежных агрессоров не имели успеха.

Первые же столкновения с иранцами показали превосходство русского оружия. Русские войска успешно продвигались на юг, встречая поддержку местного населения.

Успехи русских войск в Закавказье оказали известное влияние и на горцев Дагестана. Ряд владетелей и старшин союзов сельских обществ Дагестана вновь обратились к кавказскому командованию. Так, в 1806 г. к телавскому капитан-исправнику прибыла депутация от Дидойского союза сельских обществ. Возглавлявший депутацию Абакар Муртузалиев объявил, что уполномочен и послан от своего общества сообщить, что «все жители 12 деревень возымели намерение присоединиться к российскому подданству и просят о принятии всех в оное, желая в верности дать присягу». В ответ на запрос телавского капитан-исправника гражданский правитель Грузии А. М. Литвинов предложил ему выяснить истинное намерение просителей и, если оно совпадает с предъявляемыми Россией требованиями, отправить их в Тбилиси для дачи присяги. «Они, — доносил капитан-исправник, - желают вступить в подданство России по двум причинам: дабы обитать под владением монарха, славно превознесшегося непобедимым оружием и благосклонностью к верноподданным, и чтобы не возобранный был им пропуск ездить для торговли в край, под державою России находящийся». Со своей же стороны они дают «обещание служить с выгодами российскому правительству. в благодарность же за принятие. дают из первейших семейств от каждой деревни по 2 человека аманатами», а также обязуются принять и исполнить все условия, которые предложит Россия. После всего этого из числа горской депутации были отобраны несколько человек и отправлены в Тбилиси, где они дали клятву на вечное подданство России[5].

С началом русско-персидской войны находящиеся в неприязненных отношениях с Россией Шихали-хан дербентский, Сурхай-хан казикумухский и претендент на грузинский престол Александр по указке шаха Ирана пытались организовать выступление горцев против России. Шихали-хан предпринял попытку поднять антирусское выступление в Южном Дагестане, но табасаранцы отказались помочь ему. Призывы Сурхай-хана также не нашли отклика среди подвластного ему населения. Учитывая это, Сурхай-хан разослал во все концы Дагестана преданных лиц, с тем чтобы из разных горских аулов собрать людей, и обещал платить каждому по 45 руб.

В итоге ценой больших затрат, тщательно скрывая цели сбора, Сурхай-хан все же сумел собрать ополченцев. С набранным войском он прибыл на границы Грузии. Судя по письму Сурхай-хана старшине пограничного с Грузией союза сельских обществ Магомеду Вузурлу, у него был сговор с аварским ханом и с грузинским царевичем Александром, «которые на сих днях должны прийти и соединиться, и по тому договору дербентский Шихали-хан и шемахинский Мустафа-хан. заодно»; тех же владельцев, которые были не на стороне Сурхай-хана, он предполагал изгнать из их владений. Наступление против русских войск должно было быть начато после прибытия шахских войск в Ганджу. И действительно, в июле 1806 г. в сел. Карамурат, в 80 км от Елисаветполя, прибыли Гусейн-Кули-хан, царевич Александр, Насиб-бек шамшадильский и все бежавшие в Иран аглары с шахским четырехтысячным войском. Однако, не решаясь до прибытия основных шахских войск, возглавляемых Аббас-мирзой, сразу же напасть на Елисаветполь, они «занялись привлечением народа на свою сторону, рассылая письма, фирманы» и т. п.

Однако совместное выступление шахских войск и ополченцев, возглавляемых Сурхай-ханом, Шихали-ханом и другими антирусски настроенными феодалами Дагестана, не состоялось. Этому помешало вступление в Дагестан русских войск под командованием генерал-лейтенанта Глазенапа.

Жители приморского Дагестана, как и в 1796 г. оказывали посильную помощь продвигающимся русским войскам. Они починили или отстроили заново мосты. Через «быструю реку Сулак учредили достаточное число паромов, так что через сие. неутомимое старание все войско с тяжелой артиллерией и обозом безостановочно прошло». Многие горцы Дагестана изъявили желание участвовать в войне на стороне России и были зачислены на службу в русские войска.

В районе Бойнака к войскам Глазенапа присоединился отряд шамхала Тарковского Мехти-хана. Жители Дербента, узнав о приближении русских войск, изгнали Шихали-хана из Дербента и, выбрав правителем Али-Пенах-бека, отправили навстречу русским посланцев с изъявлением преданности России. Когда русские войска подошли к Дербенту, «жители огромною толпою вышли к русским» и преподнесли им ключи от города.

21 июля 1806 г. русские войска без боя вступили в Дербент. Жители города были приведены к присяге «на вечную верность и подданство России». За оказанную верность русское командование объявило дербентцам благодарность и освободило их от подводной повинности. 23 августа 1806 г. Дербентское ханство было передано в управление тарковскому шамхалу Мехти. «Сверх жалования, — говорилось в грамоте, данной шамхалу, - какое получаете вы на содержание в готовности войск на службу нашу и для обороны вашего владения, позволяем вам пользоваться всеми доходами ханства Дербентского по прежним травам и обычаям, за исключением города Дербента и доходов оного, которые должны поступать в нашу императорскую казну».

3 октября 1806 г. русские войска под командованием генерала Булгакова без боя заняли Баку. Оставив в городе гарнизон и возложив управление на генерал-майора Гурьева, генерал Булгаков выступил к Кубе. Когда русские войска приблизились к городу, к генералу Булгакову обратился Шихали-хан с просьбой простить «ошибки» и привести его к присяге. Заняв без боя Кубу, генерал Булгаков отстранил Шихали-хана от управления ханством, назначив наиба Хаджи-бека.

Шихали-хану было разрешено безвыездно проживать в выбранной им деревне. Но вскоре он, нарушив данное обещание, собрал партию своих 'приверженцев и ушел с ними в Казикумух[6].

Между тем генерал Булгаков, достигнув сел. Цахур, отправил адъютанта Кравцова и майора Тарасова к Сурхай-хану для приведения его к присяге. Сурхай-хан отвечал, что он готов «с чистосердечным усердием повернуть себя с детьми своими и со всем своим владением в вечное подданство русскому скипетру», но отказывался подписать предлагаемые Россией условия.

Затянувшиеся переговоры закончились в декабре 1806 г. Сурхай-хан в присутствии генерал-майора Лихачева дал присягу на верность России и обязался платить России ежегодно по 3 тыс. червонцев.

За военными успехами России с беспокойством следили правящие круги султанской Турции. Подстрекаемая Наполеоном, Турция явно шла к войне с Россией. Ведя деятельную подготовку к войне, Турция поспешно стала подвозить все необходимое для войны в пограничные пашалыки, укреплять крепости на кавказском побережье и через эрзе-румского Юсуф-пашу установила связь с Аббас-мирзой на предмет согласования плана совместной борьбы обоих государств. Одновременно султан усилил антирусскую деятельность. В Дагестан, Азербайджан, Кабарду были разосланы щедрые подарки, письма и фирманы султана с призывом подняться на священную войну против России.

В 1806 г. Турция начала военные действия против России. Теперь русским войскам в Закавказье пришлось вести борьбу на два фронта. Но, несмотря на это, к ноябрю 1806 г. русские одержали ряд блестящих побед над войсками султана и шаха. Турция и Иран оказались вынуждены прибегнуть к помощи наполеоновской Франции. Между Ираном, Турцией и Францией был подписан Финкинштейнский военно-оборонительный союз. В Иран прибыл генерал Гордон с заданием Наполеона сосредоточить все силы Тройственного союза в борьбе против России. Вместе с генералом Гордоном в Иран прибыли многочисленные французские инструкторы для обучения шахской армии. Но, несмотря на помощь и поддержку Франции, ни Иран, ни Турция не достигли военных успехов. Организовать выступление народов Дагестана против России им тоже не удалось. Даже Сурхай-хан стал заверять Россию в своей преданности. Султан-Ахмед-хан, учитывая создавшуюся обстановку, также оставил свои замыслы организовать антирусские выступления.

Признав свою виновность, он обратился к кавказскому командованию с просьбой простить его ошибки и в присутствии представителя России князя Орбелиани присягнул на верность Русскому государству. Тем временем русские войска, в числе которых были и представители народов Кавказа, встречая всюду радушный прием, освободили Нахичевань и осадили Эривань. Успехи русского оружия вызвали настоящую панику при дворе шаха. Французская миссия, принимавшая все усилия для сохранения своего влияния при шахском дворе, направила к кавказскому командованию секретаря посольства с предложением приостановить осаду Эривани. Главнокомандующий на Кавказе генерал Гудович отклонил требование французской миссии и 17 ноября 1808 г. штурмовал укрепленную по всем правилам европейской военной техники Эривань. Хотя русские войска не смогли овладеть крепостью, к концу осенней кампании 1808 г. Иран оказался в крайне тяжелом положении.

Правящие круги Ирана были намерены продолжать войну, но в стране не хватало средств и вооружения. В течение трех лет войны были истреблены две регулярные армии. Оказавшись в критическом положении, правящие круги Ирана вынуждены были порвать связь с Францией и пойти на соглашение с Англией. С этого времени, получая из Англии крупные суммы денег, вооружение и боеприпасы, Иран стал готовиться к новым схваткам. Подготовив с помощью Великобритании значительные воинские силы, Иран двинул их в Закавказье, возобновив военные действия.

После подписания англо-турецкого договора (в январе 1809 г.) Оттоманская Порта также возобновила войну с Россией. Ирано-турецкие захватчики вновь развернули среди народов Кавказа активную антирусскую пропаганду. Феодальных владетелей старались подкупить щедрыми подарками и деньгами. Только царевичу Александру было выдано 120 тыс. руб. к Шихали-халу отправлено было «судно с денежной казной и разными товарами» для вовлечения жителей в войну против России.

Получив указания и средства из Ирана, Шихали-хан, Сурхай-хан и некоторые другие феодалы Дагестана воспрянули духом и сразу же приступили к активизации антирусской пропаганды. Они распространяли ложные слухи о победах Ирана и Турции. Широко применяя обман, подкуп, а нередко и силу, вербовали горцев в свои отряды. Али-Сул-тан дженгутаевский, по словам очевидца, «силою выгонял акушинцев с угрозами: кто не пойдет, у того отнимут вола и разорят дом».

Сколотив таким образом отряд и пользуясь тем, что русские войска были передвинуты к театру военных действий, Шихали-хан сделал попытку овладеть Дербентом. Но население Дербента без помощи русских войск отразило это нападение. Против Шихали-хана в это время выступило и большинство владетелей Дагестана. Кадий табасаранский, унмий кайтагский, шамхал тарковский и другие, писал Шихали-хан первому министру Ирана Мирза-Шефи, «изменили богу и шаху», они «усердны и соединены с русскими».

Летом 1809 г. к русскому командованию на Кавказе прибыл Гитинав Сайтов и объявил, что он прислан от Технуцальского союза сельских обществ сообщить о желании жителей «вступить в повиновение России и, если надо будет, отдать аманатов». Кроме того, он сказал, что в случае надобности каратинский старшина Курбит и он готовы «привести сюда лезгинское войско». Тогда же с просьбой о принятии в подданство Российской империи обратились старшины Тендальского, Балхорского и других союзов сельских обществ нагорного Дагестана[7].

Для принятия в подданство России этих обществ кавказское командование отправило в Дагестан русских офицеров. В их присутствии старшины от имени своих обществ дали клятву на верноподданство, приняли и подписали условия, предложенные кавказским командованием, и отдали по «обычаю времени» аманатов из лучших семейств. Было документально оформлено принятие в подданство России Шодротского, Балхорского, Ансалтинского, Кодротского, Тендальского, Рогочинского, Бигнадальского, Колалалского, Малалалского, Гугутского и других обществ нагорного Дагестана, а также «вольных» магалов: Ахтынского, Мискинжин-ского, Кергиургинского, Докузпаринского и деревни Эриси, где до этого пребывал Шихали-хан и др.

Успехи русского оружия и вступление в русское подданство обществ нагорного Дагестана резко ухудшили положение Шихали-хана, Сурхай-хана и их сообщников. Шихали-хан приготовился бежать в Иран, а Сурхай-хан готов был «подписать трактат и обещал приехать куда угодно».

Англия, заинтересованная в продолжении войны в Закавказье, увеличила ежегодную субсидию шаху до 200 тыс. туманов. В Иран были отправлены инструкторы, артиллерия, боеприпасы и военное снаряжение. Кроме того, в Иран было отправлено из Бендер-Бушира трехтысячное войско, 100 пушек, 2 тыс.

ружей, «разного рода мастера для литья пушек и построения судов» и большое количество сукна для обмундирования армии. Тогда же, не без влияния Англии, Иран, чтобы выиграть время, предложил России начать переговоры о мире. Россия, в интересах которой было быстрейшее окончание войны, охотно согласилась. Однако вскоре стало известно, что Иран ведет двойную игру. В то время как дипломатические представители шаха намеренно затягивали переговоры, в Иране под руководством англичан шла деятельная подготовка к войне.

В районе Карабаха, Нахичивани, Ардебиля и Талыша английские инженеры строили крепости с глубокими рвами и подтягивали туда провиант и боеприпасы. Летом 1810 г. основательно подготовившись к возобновлению военных действий, представители Ирана не соглашались даже на те статьи, которые раньше не вызывали у них возражений, потребовали от России передачи Карабаха — Талыша, а также изъятия из титула главнокомандующего на Кавказе «главнокомандующий в Дагестане». Хотя до тех пор Россия возлагала большие надежды если не на полный мир, то по крайней мере на перемирие, последние требования Ирана, естественно, разрушили все планы России.

В разрыве русско-персидских переговоров немалую роль сыграла и Турция. Так, по повелению султана посланы были «весьма знатные подарки тегеранскому двору» и была обещана 12-тысячная турецкая армия. Отдавая армию в совершенное распоряжение Ирана, Турция обещала также передать Ирану Карсский и Ахалцыхский пашалыки, если последний начнет наступление против России. В это время при активном участии английской дипломатии был заключен первый в истории Ирана и Турции военный договор о совместной борьбе против России, после чего новая схватка в Закавказье стала вопросом времени.

По-прежнему возлагая большие надежды на поддержку народов Кавказа в борьбе против России, ирано-турецкие захватчики всеми силами старались привлечь население Кавказа на свою сторону и тем самым ослабить силы России. Но горцы Дагестана, за исключением некоторых феодалов и верхушки местного мусульманского духовенства, не оправдывали надежд Ирана и Турции. Об этом красноречиво свидетельствует хотя бы то, что горцы передавали русским властям фирманы султана и шаха. Кроме того, представители различных обществ неоднократно обращались к кавказскому командованию с просьбой принять их на действительную службу для участия в борьбе против Ирана и Турции. Так, в июле 1810 г. главнокомандующим на Кавказе генералом Тормосовым был принят в русскую армию большой отряд горцев Дагестана. И, наконец, ряд «вольных» обществ Аварии добивался принятия их в подданство России.

В сентябре 1810 г. к генералу Тормосову прибыл посланник сел. Чох Мухаммед-кази с письмом от всего общества, в. котором указывалось, что «мысль о преданности нашей к Русской державе и о вступлении нашем в ее подданство заняла наши сердца с давнего времени, и мы извещаем вас об этом и присылаем к вам аманата». Осенью 1810 г. после принятия условий и присяги на верность, общество Чох было принято в подданство России. Росла ориентация на Россию и широких народных масс Казикумуха и Кюры. Все это поколебало положение феодалов, склонявшихся на сторону Турции и Ирана. В связи с этим был вынужден круто изменить свою политику и Сурхай-хан. Он обратился с покаянием и обещал впредь оставаться верноподданным России. Для принятия Сурхай-хана со всем его владением в подданство России кавказское командование отправило в Казикумух Джафара-кули-хана, азербайджанца по происхождению. В Казикумухе Сурхай-хан присягнул на верность и подданство России и отдал двух аманатов из лучших казикумухских старшин. Между тем в 1810 г. русские войска разбили персов в Карабахе и прогнали их за р. Араке. Не увенчалась успехом и попытка ирано-турецких агрессоров вторгнуться в Грузию через турецкие пашалыки. Близ Ахалкалаки русские войска наголову разбили объединенные силы Ирана и Турции. Вместе с русскими войсками здесь успешно сражались отряды мусульман Кавказа.[8]

Победы русских войск в 1810 г. нанесли серьезный удар по ирано-турецкому военному союзу. Обеспокоенная этим, Англия стремилась не допустить прекращения войны Ирана с Россией. С этой целью она выдала Ирану трехгодичную субсидию в размере 600 туманов, оружие и военное снаряжение. В это же время в Тегеран нрибыл везир турецкого султана Азим. Началась деятельная подготовка к новым военным действиям. Одновременно по повелению султана эрзерумский, карсский, ахалцыхский паши также вели деятельную подготовку к войне. Вновь на Кавказ были отправлены агенты, которые «с помощью английского золота» должны были «возбудить к возмущениям и набегам горцев Дагестана». Широкую подрывную деятельность развернул в Дагестане Шихали-хан, пользуясь ложью и клеветой, обманом, запугиванием. Его люди ездили по аулам Дагестана и требовали, «чтобы из каждых двух домов один человек готов был идти к Шихали, а который не послушает, у того дом разорят и имущество будет отнято». Аналогичными приемами в Джаро-Белоканах пользовался и Сурхай-хан.

Завербовав таким образом ополчение, Шихали-хан вместе с сыном казикумухского Сурхай-хана Нух-беком предпринял безуспешную попытку овладеть Кубой. Основной причиной неудачи было то, что ополченцы скоро поняли истинные намерения Шихали-хана и стали расходиться по домам. Как ни старался Шихали удержать их, «начиная от Тарков до Койсу и Кизляра, никто не согласился принять сторону Шихали».

В начале 1811 г. против Шихали-хана были направлены русские войска под командованием генерала Хатунцева; к ним присоединился отряд казикумухского Арслан-бека. При первой же встрече русские войска без особого труда разбили остатки отряда Шихали-хана и Нух-бека. Вскоре после этого жители Южного Дагестана прислали к генералу Хатунцеву «почетных лиц» от разных обществ и мага-лов. Они заверяли в своей верности и просили принять их в подданство России. В феврале 1811 г. было вновь подтверждено и документально оформлено принятие в подданство России так называемых вольных магалов Южного Дагестана: Ахтыпаринского, Докузпаринского, Алтыпаринского и др.

В 1811 г. русские войска с отрядом Арслан-бека вступили в Кюру. К генералу Хатунцеву прибыли посланники от аулов Кюры с жалобами на насилия и притеснения Сурхай-хана и с просьбой покровительства Всероссийской империи. В январе 1812 г. Кюринское ханство было присоединено к России, управление им поручено Арслан-беку, который был возведен в сан кюринского хана. Арслан-бек обязывался управлять «ханством с кротостью и человеколюбием» и без предварительного согласия главнокомандующего в здешнем крае не иметь сношений с окрестными владениями, России не принадлежащими. Кроме того, Арслан-хан обязался брать на постой русские войска и вносил в русскую казну «по 3 тысячи червонных и по 3 тысячи четвертей хлеба в год».

В то время, когда Кюринское ханство принимали в русское подданство, в Курах к генералу Хатунцеву прибыли из Казикумуха Хасан-бек и Фатали-бек с просьбой о принятии в подданство России. Кроме, того, они сообщили, что Шихали-хан собирается бежать в Персию, а Сурхай-хан боится прибытия русских войск в Казикумух, так как аварцы, акушинцы и цудахарцы отказывают ему в поддержке.

Казалось бы, это был прекрасный момент для изгнания Сурхай-хана и присоединения к России Казикумухского ханства. Но генерал Хатунцев, вместо того чтобы двинуться в Казикумух, оставив в Курахе гарнизон из двух некомплектных батальонов и 90 казаков под командованием майора Рябинина, двинулся обратно к Кубе.

Как только Хатунцев с основными силами своего отряда оставил Южный Дагестан, Сурхай-хан в надежде укрепить свое пошатнувшееся положение стал склонять на свою сторону жителей окрестных владений. После того как старшины акушинских и других близлежащих селений отказались поставить ему войска, он через своих посланников стал подстрекать к антирусским выступлениям ахтынцев, рутульцев и др. Тогда кавказское командование снова направило в Дагестан отряд под командованием генерала Хатунцева для наказания Сурхай-хана. Вскоре русские -войска прибыли в Курах. Узнав об этом и поняв безвыходность своего положения, Сурхай-хан прислал к генералу Хатунцеву своего чиновника, «уведомляя, что он оставляет все доныне бывшие с его стороны намерения и предприятия, клянясь богом, что он впредь будет спокоен». А 17 июля он послал с сыном Муртазали присягу на верность русскому государству. Однако жители Казикумухского ханства и соседних владений, не довольствуясь данным Сурхай-ханом обещанием, посоветовали назначить ханом Казикумуха Муртазали. После этого Сурхай-хан вынужден был оставить Казикумух и бежал в Иран[9].

В июле 1812 г. к генералу Хатунцеву прибыли от акушинского и всего даргинского народа кадии и почетные старшины с просьбой принять в подданство России даргинский народ. От имени народа они присягнули на верность России и были приняты в русское подданство.

Таким образом, к осени 1812 г. завершился длившийся многие годы процесс вхождения Дагестана в состав России.



когда дагестан входил в россии:Присоединение Дагестана к России 22 ноября 1803 г. русские войска вступили в Ганджинское ханство. Правящие круги Ирана использовали это как повод для объявления войны России. 23 мая 1804 г. везир

когда дагестан входил в россии