Бесстрашен не тот кто ничего не боится


Люди, сражающиеся за святое дело, не боятся смерти

В год, когда началась война, ему было 16 лет. Его мать поначалу не переживала, думая, что юнца не заберут на фронт. Но у её сына был боевой нрав. Узнав, что фашисты без предупреждения вероломно напали на Советский Союз, он тут же отправился в военкомат. Пришёл, а там огромные толпы: кого призывают, кто сам рвется в бой.

Георгий Ивахненко смело вошел в здание. Там стояли мужички, которые уже нюхнули пороху в Первую мировую и гражданскую, и с улыбкой на лице подначивали молодежь: «И куда же вы собрались? Никак воевать с немцем? Да вам ещё молоко сосать!»


После каждой фразы звучал громкий смех. Но молодые парни не меняли своего решения. Военком, окинув отеческим взглядом, сказал: «Ещё рано вам в мясорубку. Здесь тоже надо кому-то работать, чтобы армию кормить и снаряды делать».

Он понимал, что скоро придет и их время. Вернувшись домой, Георгий горевал: «Как же так, ведь я хочу защищать Родину и свою семью, а они отказывают, не берут». И закралась в голову паренька мысль о побеге на фронт, думал, что если сам доберется, то обратно уже никто не отошлет. Да вот только младшая сестра сильно заболела, и матери было трудно одной.

Тем временем немецкие войска вплотную подошли к Киеву. Население Украины спешно эвакуировали, и семья деда отправилась в деревню к родственникам. Дорога была тяжелой, шли пешком, когда была возможность, добирались на поезде. Пешие колонны постоянно подвергались бомбежкам, кушали редко, временами не было сил идти. Добравшись в деревню, они увидели разбитые дома, населения практически не было. Но делать было нечего, остались там.

А он снова отправился в ближайший военкомат, чтобы выяснить, как попасть на фронт. В комиссариате его приняли и через день направили в Грозненское военное пехотное училище.

Успел попрощаться с матерью и сестрой, у парнишки сжималось сердце, ведь он мог их больше никогда не увидеть. Дорога была долгой, в конце 1941-го Георгий Денисович прибыл на Кавказ, где окончил трёхмесячные курсы пехотного дела. Здесь их обучали всему, что может пригодиться в бою.

Он был хорошим стрелком, но война — это не только бой. Приходилось учиться шить, наматывать портянки, оказывать первую медицинскую помощь и многое другое. Военному делу их обучали офицеры, которые рвались на фронт, и даже немного завидовали этим неопытным юнцам. Все знали, для чего готовили этих солдат. Главной целью военного плана на Южном фронте был захват Грозного, Баку, которые обеспечивали 75-80 процентов горючего для фронта. В связи с этим для усиления обороны Кавказа делалось всё возможное. Бои там шли ожесточенные, советским войскам нечем было обороняться.

Летом 1942 года подготовленных молодых солдат отправляли на фронт прямо из училища. Ему было семнадцать с половиной лет. Он стоял в строю, а его винтовка волочилась по земле. Когда он об этом рассказывал потом дома, у всех сжималось сердце. Совсем юных парней посылали в пекло, они еще не видели жизни, зато узнали, что такое смерть. Крещение боем состоялось в августе под Моздоком.

«Как ни странно, мы не испытывали страха. В те времена воспитание военно-патриотическое духа было на высшем уровне. Мы верили в государство, в самых трудных ситуациях со словами «За Родину!» вступали в рукопашный бой. Любовь к стране была превыше всего. Главное для нас — победить. Люди, сражающиеся за святое дело, не боятся смерти».

Немцы превосходили по количеству живой силы и военной техники. Учитывая юный возраст большинства наших солдат, враги оказались еще и физически сильнее. Но наши бойцы устояли, и немецкая армия была вынуждена отступить. Чувство этой маленькой победы было настолько сильным, что не хотелось ни есть, ни спать, а только идти в бой, пусть не равный, пусть ценою жизни. Родину надо было освободить любой ценой. Через несколько дней состоялось тяжелое сражение, у немцев было огромное количество танков, но наши не сдавались.

Георгий Ивахненко тоже отличился в этом бою. Забрав пулемет убитого товарища, он, не останавливаясь, стрелял по танкам, в итоге один загорелся. За скромный подвиг награжден орденом Отечественной войны II степени. И таких маленьких, но важных побед на его фронтовой дороге было несколько, он никогда ими не хвалился, говорил, что это лишь мизерная часть того, что он хотел сделать для победы. Каждому предначертана своя судьба. Одни до конца проходят всю войну и с ними ничего не случается. Другие же погибают в день первого сражения.

Дивизия, в которой он воевал, продвигалась вперёд. В долгом и тяжелом бою его ранило, он лежал на поле, ничего не слышал и не понимал. Только видел, как все бегут сквозь облако пыли, а многие падают, сраженные фашистскими пулями. Когда все закончилось, по полю битвы пошли санитары, нашли его всего в крови и без сознания. Очнулся он в госпитале, ему что-то говорили врачи, но он ничего не слышал. Георгий понял, что контужен и тяжело ранен.

Самое обидное — он не сможет дальше бить немцев. Потом заболел брюшным тифом, который свирепствовал повсюду. Санитары сожгли его вещи и многие документы. Георгий Денисович чувствовал себя очень плохо, был слаб, но надежда на возвращение на фронт его не покидала.

Летом 1943 года, когда немецкие войска стремительно отступали, его выписали, но ранение давало о себе знать. Его признали негодным к воинской службе и отправили на восстановление шахт Донбасса. Как в той песне поется: «Дни работы жаркие, на бои похожие, в жизни парня сделали поворот крутой. На работу жаркую, на дела хорошие вышел в степь донецкую парень молодой». Прибыл в Изварино, оттуда его направили на шахту «Краснодарскую». Его уважали все, кто его знал. Сила духа этого человека преобладала над любым чувством, он не боялся боли, усталости и, казалось, вообще ничего. Наверное, кто видел войну, тот мало чего может испугаться. Но даже у самого стойкого человека могут подкоситься ноги при страшном известии о смерти детей. После войны было очень тяжёлое время, голод, болезни забирали людей. Вот и двое малышей у Ивахненко умерли от менингита, осталась только дочь. После нескольких лет работы стал начальником участка, а потом и шахты. Увлекался охотой, выстроил собственный дом. Очень любил свою жену, дочь Валентину, внуков. А еще любил посещать Волгоград, потому что именно от этой точки начиналась Великая Победа.

Как рассказывала его жена, война ему снилась до конца жизни, и во сне он кричал, вскакивал, даже через десятки лет не мог забыть всего, что пришлось пережить. Очень любил играть на баяне, его любимая песня «Эх, дороги, пыль да туман. » В минуты тоски он брал баян и запевал: «Мой дружок в бурьяне неживой лежит…» По его щекам текли слёзы, на его глазах гибли товарищи, а он ничем не мог им помочь. Умер Георгий Денисович 11 июля 1987 года.

Солдат с фамилией Петлюра

Иван Михайлович Петлюра вряд ли был родственником известного атамана. Однако достоверных сведений на этот счёт у меня нет, как нет в живых и людей, хорошо знавших боевое прошлое Ивана Михайловича Петлюры. По крупицам удалось собрать те немногие сведения и фотографии, благодаря которым в моём сознании складывается личностный портрет человека с весьма одиозной фамилией.

В семейном архиве хранятся ветхие, пожелтевшие от времени бланки документов: свидетельство о рождении, его аттестат, трудовая книжка и некоторые другие. Там записано, что Иван Михайлович Петлюра родился 16 декабря 1922 года. Он появился на свет в очень непростое время в селе Ново-Павловка Кашарского района Ростовской области в семье Михаила Андреевича и Анастасии Емельяновны Петлюры. Здесь же с хорошими отметками окончил школу в 1935 году. Работал в колхозе. Весть о начале Великой Отечественной 19-летний парень встретил в родном селе и на фронт был призван в октябре 1941 года. С этого времени до мая 1942-го воевал в составе Западного стрелкового полка. Есть также сведения, что с января по июль 1943-го Иван Михайлович был телефонистом.

Однажды они с бойцами прокладывали телефонный кабель, когда с ближнего пригорка их заметили немцы и открыли огонь автоматными очередями.

Некоторые были убиты сразу, Иван получил ранение в левую ногу и притворился мёртвым. Это спасло жизнь солдату. И не только жизнь, но и, как ни странно звучит, стало событием в цепочке других, ведущих Ивана Михайловича к главной в его жизни встрече. В июле 1943 г. попав с ранением в эвакуационный госпиталь № 3220, находившийся в это время на территории Украины, бравый связист сразу приметил симпатичную медсестру Марию, которая была родом с Украины. Кто знает, может быть, его известная фамилия сыграла роль, но симпатия была взаимной. Вскоре эта медсестра стала женой Ивана Михайловича.

После выздоровления, с лета 1944 и до 1945 победного года, Иван Петлюра служил связистом 752-го отдельного батальона связи 223-й стрелковой дивизии. За годы войны был награждён орденом Славы 3-й степени, медалями «За освобождение Белграда» (20.10.1944 г.), «За взятие Вены» (12.04.1945 г.), «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне», имел памятные юбилейные медали. Эти награды свидетельствуют о мужестве, умении и отваге.

Думаю, что особенно важными для него были медали «За освобождение Белграда» и «За взятие Вены» на исходе войны.

Закончилась война. Иван Михайлович вернулся в родное село, работал комбайнёром. Об уважении сельчан к фронтовику Петлюре говорит тот факт, что он был избран депутатом в Ново-Павловский сельсовет 21 декабря 1947 года. Достоверно не известно, но, возможно, в поисках более лучших условий жизни семья Ивана Михайловича в 1948 году перебралась из Кашарского района в город Донецк Ростовской области, откуда больше не выезжала.

Сын врага народа воевал за народ

Родился Василий Васильевич Клыженко в Макеевке в 1926 году. Его отец занимался строительством заводов — сначала в Донбассе, потом в Саратове, Туапсе и Батуми. Семья переезжала с места на место. В 1934 году строительство Батумского нефтезавода было завершено, и семья собралась обратно на Украину. Но в Гаграх отцу сообщили, что пришла разнарядка — оставаться ему здесь, будут строить санаторий для ЦК Украины. До 1938-го шло строительство, а в 38-м ночью к дому Клыженко подъехал «чёрный ворон» — отца забрали. Мать отправили на радоновые шахты, остались четверо детей.

Старшая сестра забрала младшую — ей было всего 3 годика, а двое братьев были предоставлены сами себе. Старший тогда уже учился в ПТУ, а Василию было всего 12 лет.

— Помню, вещи наши из квартиры выбросили прямо в кусты на берегу моря. А прихожу я в школу, заходит в класс наша учительница, директор и какой-то мужчина с ними и говорит: «Клыженко, ты знаешь, что ты сын врага народа? Вон отсюда, нет места вам на нашей земле!». А мне и пойти-то некуда. И удрал я в Пицунду, к тете Марише. Детей в семье было много, так что жилось им тоже несладко. Я пошел пасти коров, чтобы хоть себя прокормить. Началась война. На колхозном поле сделали аэродром. Начали самолеты садиться на перебазировку, фронт уже подошел близко. В Гаграх большой гараж «Союзтранса» оборудовали для ремонта техники, туда-то и устроил на работу меня один папин знакомый.

Мы моторы для катеров ремонтировали.

Я и на токарном, и на фрезерном станках работал. Наше предприятие сделали военизированным, и в мае 1942 года я принял военную присягу. Автомат выдали. А потом дислокация началась, наша военная база уходит, а мы-то гражданские, без документов. Пошел я в военкомат, там говорят — езжай в Сухуми, там будет сбор. Отправили нас человек тридцать в Поти. Месяц мы маршировали, учились строевым шагом ходить. А потом началось наступление, освобождение под Новороссийском, в Керчи. Артиллеристов поснимали с кораблей, а нас туда. И вот в декабре 1943 года я попал на корабль. Стали нас первый раз кормить — первое, второе, ещё и компот. А я уже и забыл что это такое — есть досыта. А еще выдали по два комплекта одежды — рабочей и парадной. Мы и Севастополь, и Новороссийск, и Одессу, и Измаил освобождали. Наш корабль был плавучей батареей.

А когда война закончилась, корабли пошли в Румынию. Я демобилизовался. Ехать надо туда, где призывался. Приехал в Гагры, а там говорят — зачем приехал, русский — езжай к русским. Уехал я в Ростов к тёте. Поступил на Ростсельмаш. А потом на водную станцию устроился — и плавал, и работал. Водным поло я занимался еще на флоте. Начались соревнования, сборы. Весь Советский Союз объездил — Львов, Киев, Москва, Ленинград. Женился, поселились в Журавлёвке. Шестьдесят лет с женой прожили, троих сыновей вырастили. Только вот в живых уже ни одного из них нет, — с нескрываемой печалью в глазах завершает Василий Васильевич свой рассказ.

Автор: Полина Ефимова



фронт, георгий, война, потом, когда, жизни, всего, михайловича, только, ивана, ничего, ивахненко, время, которые, военкомат, украины, войны, после, работал, денисович:В год, когда началась война, ему было 16 лет. Его мать поначалу не переживала, думая, что совсем еще юнца не заберут на фронт. Но её сына был боевой нрав, он, узнав, что фашисты без предупре

бесстрашен не тот кто ничего не боится